Автор: Андрей ЧЕРНЯКЕВИЧ Категория: Воспоминания
Дата публикации Просмотров: 1505
Печать

krivoj dom1Его можно увидеть на самых старых фотографиях города. Еще возвышаются над теперешней Советской площадью купола Софийского собора, парит под шорохи молитвы большая синагога, а «кривой дом» уже смотрит на нас своими окнами, заставляя снова и снова вспоминать о грядущем тех, кто пока еще тут живет...

Это сегодня вокруг — пустырь, но лет сто назад район хоральной синагоги и бывшего Мясного рынка выглядел совсем иначе: за синагогой теперешняя Большая Троицкая улица расширялась, образуя довольно обширную площадь, окруженную со всех сторон домами. Дальше она снова сужалась и бежала уже к Рыбному рынку (там, где сейчас автостоянка рядом с магазином «Обуховский»).
Наш дом, тогда наиболее презентабельный в плотном ряду зданий, стоял как раз на краю Мясного рынка. Поскольку западная сторона рынка была неровной, то хозяева участков, стараясь максимально использовать пространство, построили его так, чтобы передняя стенка дома повторяла изгиб улицы. Поэтому он и получился таким необычным, «кривым». Дом и сейчас хранит свой первоначальный вид, поскольку его так и не оштукатурили. Главным украшением здания было сочетание характерного гродненского кирпича из желтой глины с красными вставками над окнами и входом.
Попасть во двор можно было только через арочный проезд, заложенный кирпичом уже в послевоенные годы для увеличения «жилплощади». Та же самая участь ждала и парадный вход. Кстати, таких домов с «изгибом» в городе осталось всего два — этот и еще один на улице Социалистической.
Больше всего он напоминает корабль. И дело не только в изгибе фасада. Накануне ликвидации гродненского гетто последние уцелевшие жители этого района прятались на чердаках, надеясь каким-то чудом пережить катастрофический шторм уничтожения человека человеком, бушевавший вокруг. «Здесь сделана небольшая фальшивая крыша с маленьким входным отверстием треугольной формы с одной стороны, с другой — конец пирамиды, длина 4–5 метров, здесь живут 4 взрослых и 2 детей», — писал об одном из таких убежищ неизвестный автор дневника, найденного на руинах гетто уже после войны.
Сегодня этот старый, заброшенный, заляпанный краской дом — фактически последнее напоминание о нескольких поколениях гродненцев...