Автор: Super User Категория: Исторические очерки
Дата публикации Просмотров: 1667
Печать

evreiЕвреи, составлявшие в западных губерниях Российской империи более 60% городского населения, занимались торговлей и всеми видами ремёсел, что отмечалось и в докладе Еврейского комитета 1809 года:
«Всё купечество и все ремёсла в Польских губерниях большей частью наполнены евреями».

 

(Доклад Комитета о евреях 1809 г. «Русский Архив», 1903г, кн. II, стр. 265)
Согласно данным переписи населения, проведённого накануне разделов Польши в 1760 году, в частности, в местечке Меджибож Подольского воеводства (при российской власти – Подольской губернии) евреи-ремесленники владели более чем тридцатью видами профессий. В их числе: цирюльники, аптекари, знахари, доктора, переплётчики, изготовители пергамента, кожевенники, повивальные бабки, резники, портные, золотошвеи, сапожники, маляры, плотники, печники, слесаря, медники, лудильщики, кузнецы, бочары, извозчики и даже один – «вертепный» (кукловод или устроитель театра марионеток).
М. Берлин в книге об этнографии евреев в России разделяет еврейских ремесленников на три социальные группы:
«а) мастерства художественные, как - то: мастера часовых, золотых и серебряных дел, резчики печатей, бриллиантщики и пр. Этими ремёслами занимаются лица семейств, пользующихся уважением в обществе;
б) ремёсла в тесном смысле, сюда относятся: портные, шапочники наиболее искусные, сапожники, красильщики, столяры, котельщики, кузнецы, бахромщики и пр., этими ремёслами занимаются люди низшей степени образования и, наконец,
в) промыслы, сюда относятся печники, плотники, мостовщики, извозчики и подобные им; это занятие самых простых евреев, не пользующихся уважением в обществе, но в сущности достойных уважения и поощрения более, чем ремесленники второй степени, потому что большею частью превосходят их в нравственности».
(М. Берлин, Очерк этнографии Еврейского народонаселения в России, СПб, 1861 г.)
Следует заметить, что такое разделение основано на традиционных для еврейской среды представлениях о нравственных качествах, связанных не только с «интеллектуальностью» сферы деятельности, но и с возможностью заниматься учением и самообразованием.
Большая часть городских ремесленных цехов была христианской. Они вели постоянную борьбу с еврейскими конкурентами. Как правило, это борьба велась с помощью властных структур, очевидно стоявших на стороне интересов христианских цехов. Вот только несколько примеров такой борьбы:
«Житомирский кузнечный цех принёс жалобу правительству на подрыв, делаемый ему евреями в кузнечном ремесле. Губернское правление, усмотрев из дела, что кузнецы-евреи, хотя и вносят установленную плату в цеховую казну и работают искусно, но надлежащих свидетельств не имеют, воспретило им дальнейшее производство ремесла, но генерал-губернатор нашёл это распоряжение стеснительным для жителей, так как число христиан, занимающихся в Житомире кузнечным ремеслом, весьма ограничено. На этом основании распоряжение губернского правления было отменено.
На таком же основании разрешено митавским часовщикам – евреям дальнейшее производство ремесла, но без внесения их в цех часовщиков, к которому принадлежали одни христиане».
....
"Укрепления черноморской береговой линии не включены в число мест, в которых допускается постоянное или временное пребывание евреев, тогда как люди эти при самом начале устройства сих укреплений первые явились туда со своими мастерствами, и доныне в большей части укреплений евреи суть единственные портные, сапожники и другие мастеровые, необходимые для гарнизонов".
( И.Г. Оршанский, Русское законодательство о евреях, С.-Петербург, 1877 г.)
Показательно, что статистическая перепись, проведённая в местечках бывшей черты оседлости в двадцатых годах XX в., демонстрирует близкий по типу социальный состав еврейского населения и владение практически всеми городскими профессиями. В качестве примера мы приводим таблицу (табл. 1) профессионального распределения еврейского населения в двух типичных местечках: в Летичеве (Подольская обл., Украина) и местечко Узда (Минская обл., Белоруссия).
Здесь таблицы.
Все представленные в экспозиции предметы и орудия ремесла медников, кузнецов, плотников, столяров, сапожников и пр. принадлежали евреям-ремесленникам из Минской и Могилёвской губерний, и были собраны в еврейских местечках в 1940-50-е гг. замечательным собирателем традиционного быта Николаем Васильевичем Могильным.
Со второй половины XIX в. евреи начинают принимать всё более активное участие в промышленном прогрессе и развитии производства на территории России. Появляются предприниматели средней руки, крупные финансисты и промышленники, такие как братья Поляковы, семьи Гинцбургов, Бродских и др.
В экспозиции обозначен этот переход от кустарного ремесла к фабричному производству, в котором евреи принимали участие не только в качестве промышленников, но и в первую очередь в качестве непосредственных участников – инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Дипломы о получении технических специальностей и большая экспозиция фотографий, снятых с подобных удостоверений, свидетельствуют об интеграции евреев в новые формы труда. Одним из символов промышленной революции, принципиально изменившей характер труда ремесленного сословия портных и, по сути, позволившей буквально любой женщине стать портнихой, явилась трансконтинентальная компания по производству швейных машинок «Зингер», открывшая завод в подмосковном городе Подольске. Управление компании на территории России располагалось в Петербурге в знаменитом доме с глобусом на Невском проспекте.
Параллельно разворачивался процесс освоения евреями свободных и престижных профессий. Этот процесс начался со времени реформ Александра II, когда евреям открылась дорога в гимназии и университеты. В экспозиции представлены дипломы об окончании различных университетов и высших учебных заведений на территории России, где молодые люди овладевали профессиями с высоким социальным статусом - врачей, адвокатов, учителей, художников, позволявших покинуть «черту оседлости» и легче интегрироваться в общество. В числе таких документов – диплом об окончании архитектурного отделения Императорской Академии Художеств Дмитрия (Шмуля) Иофана (1891-1976), ставшего одним из крупнейших советских архитекторов. Свободные профессии стали приоритетными для евреев, несмотря на чинимые властью препятствия, как, например, процентная норма при поступлении в гимназии и университеты, и запреты для поступления на государственную службу.

Священная работа

В отличие от других видов ремёсел и художеств, изготовление ритуальных предметов называлось Аводат Кодеш (Священная работа). Подобная работа выполнялась мастерами (о чём они, как правило, упоминают на изготовленных предметах) «во славу» или для «прославления имени Всевышнего». Представления об особой святости такой работы заключались в символической связи между мастерами, изготавливавшими ритуальные предметы, и самым первым мастером, призванным Богом для украшения Скинии Завета и Ковчега Завета (Исх. 31, 1-3). Имя его - Бецалель (в русском синодальном переводе - Веселеил) еврейская традиция прочитывала как Бе- цель-Эль («в тени Бога»).
В середине шестидесятых годов (в годы хрущёвской оттепели) в журнале «Декоративное искусство в СССР» появилась статья замечательного украинского искусствоведа и этнографа Павла Жолтовского (1904-1986), в которой он с глубоким пониманием и теплотой пишет об «утраченной в годы нацизма еврейской культуре». В этой статье, не потерявшей актуальности до нашего времени, описаны разные виды «священной работы», которые Жолтовский знал не понаслышке, а помнил живым и привлекательным явлением. Мы приводим фрагменты из его статьи:
«Мастера из еврейских местечек расписывали помещение синагог (в течение столетий бывших не только молитвенными домами, но и местом постоянного живого общения обитателей гетто), занимались художественным литьём и чеканкой, ткали, вышивали синагогальные занавесы и ритуальные покрывала, делали вырезки из бумаги.
Монументальными формами отличаются росписи деревянных синагог. Сведения о таких росписях относятся к середине XVII в., но нам они известны по памятникам XVIII в. в Смотриче, Михалполе, Ярычеве, Миньковцах на Подолии; в Яблонове, Гвоздеце, Ходорове в Галиции.
Среди еврейских художественных ремёсел выделяется медное литьё, главным образом, разнообразных осветительных приборов – от настольных подсвечников и до огромных двух и трёхметровых многопудовых синагогальных (девятисвечников) «менор». В XVIIIв. сложился тот исключительный и декоративный тип меноры, который существовал в течение почти всего последующего столетия. Один из лучших образцов такого светильника – менора из г. Бара на Подолии, типичное декоративное изделие позднего барокко. Торжественные барочные мотивы сочетаются здесь с изображением птиц и животных.
Ханукальные лампады, имевшиеся почти в каждом еврейском доме, по художественному решению ещё больше связаны с этим искусством. Сюжетные и орнаментальные мотивы ханук(ий) весьма разнообразны: здесь геометрические и растительные узоры, изображения животных, символы и эмблемы, а также декоративные элементы различных художественных стилей. Но, несмотря на известную стилевую и типологическую разнородность и пестроту мотивов, различные типы ханук(ий) почти всегда представляют завершённое художественное целое.
Не менее своеобразным было и ювелирное искусство еврейских мастеров, широко использовавших чеканку, филигрань, гравирование. Их изделия тонки, изящны, а главное гармоничны по форме и орнаменту. Остановимся хотя бы на худесах - одном из украшений праздничного субботнего стола. Назначение настоящей вещи – хранить вату, пропитанную благовониями. Обычно худесы имеют форму замысловатой филигранной башенки с флюгерами. Но нередко худесы сделаны в виде причудливых рыбок, баранчиков, деревьев.
Большим художественным вкусом отмечены яд - изящные указки для чтения торы, филигранные и серебряные переплёты книг тонкой ажурной и гравированной работы.
Замечательное умение проявили медники – бляхари – в анималистическом жанре. Их птицы, змеи, олени обобщённых и выразительных форм украшают сосуды для ритуального омовения рук. Высота чеканного рельефа его напряжённость прекрасно увязаны с формой посуды.
...резьба по дереву - так же распространённый вид художественного ремесла. Известны пышные «арон койдеш», в которых хранились свитки Торы, с декоративной резьбой близкой по характеру к резным украшениям украинских иконостасов.
Ревнивое отношение к священным текстам, стремление сохранить его в изначальной рукописной неприкосновенности – всё это способствовало развитию изощрённого каллиграфического мастерства. Работа переписчиков нередко поражает подлинным артистизмом.
Среди грамотной части жителей гетто развился очень своеобразный вид искусства – вырезание из бумаги и пергамента таблиц, панно, розет. Это были сложные композиции, включавшие изобразительную символику – фигуры птиц и животных, семисвечники, скрижали. Здесь в изобилии сочетаются мотивы настенных синагогальных росписей, художественного литья и фронтисписных гравюр еврейских изданий, декоративной резьбы по дереву. Сюда вошли и строгая тектоника Ренессанса, и своеобразные барочные элементы, упорно сохранявшиеся в еврейском искусстве даже в прошлом столетии. При всём этом, здесь доминирует чувство материала, казалось бы, самого непритязательного – листа бумаги.
Вырезки из бумаги имели как культовое, так и бытовое значение. Среди них настенные таблицы мизрахи, розетки-таблички швуослех, связанные с бытовым празднованием пятидесятницы. В них почти нет текстов, и композиция проще. Изготавливали их обычно ученики еврейских школ-хедеров. Ритуальность пронизывающая весь быт еврейских местечек, вызвала к жизни ряд обиходных вещей, связанных с бытовой обрядностью».
(П. Жолтовский, Памятники еврейского искусства, «Декоративное искусство СССР», 1966 г., №9)